Flash Player отсутствует. Загрузить
 
   
 
 

Мишель Уэльбек. Анатомия сексуальности.

30.01.2009  09:31:43

Этот краткий обзор творчества М. Уэльбека опирается на 6 его работ, а именно: «Элементарные частицы», «Платформа», «Лансароте», «Расширение пространства борьбы» и «Возможности острова», именно в такой последовательности я их прочел. Как выяснилось, соблюдать при чтении хронологию выхода книг и не требовалось, потому что все романы и повести Мишеля — отдельные сегменты единого мира, дополняющие друг друга, и никогда — не противоречащие. Интересно было наблюдать, как один отголосок сюжета полнокровно раскрывается в другом романе, эдакая мозайка, отдельные пазлы в единой картине. Например, почти во всех работах Уэльбека затрагивается тема сексуального туризма, в «Платформе» она становится главной. В «Лансароте» делается акцент на сектанство, ориентированное на свободную любовь и ожидание техногенного прогресса, в «Возможностях острова» становится понятно, к чему он клонил. И т. д. Одним словом, довольно любопытный подход. В общем, все его работы — часть одной большой структуры, единого мира, в котором мы живем, и ближайшего (впрочем, и отдаленного тоже) будущего, к которому человечество должно прийти.

Герои всех без исключения работ Уэльбека глубоко несчастные, отчаявшиеся люди. С раннего детства и до финальной точки героев Уэльбек убедительно показывает, почему его персонажи не могут быть счастливы, но на этом не останавливается, далее он утверждает, что в современном мире человек не может быть счастлив в принципе (даже в «Платформе», где герои казалось бы уже нашли гармонию отношений, реальность рухнула от взрыва бомбы исламских фундаменталистов). Надо отдать должное, доводы его аргументированы и убедительны. Впрочем, я и так с ними согласен, жизнь — дерьмо, и ничего нового в этом нет. На самом деле, мало кто задумывается, почему наша жизнь дерьмо, а вот Уэльбек копает глубоко и с размахом, от мутных глубин человеческой сексуальности и агрессии, до срезов социальных слоев, таких, как хиппи, new age, или сатанисты, прослеживая их жизненные циклы и трансформации, пытаясь понять, чего хочет человек, и на что он ради этого готов.

Мир Уэльбека — это тупик, приговор цивилизации, а сам он — Кафка наших дней. Только в отличие от Кафки, жуткие миры которого теснились в одной единственной голове — в голове автора, а потому и литература Кафки скорее напоминает мрачный сюрреалистичный триллер, Уэльбек пишет реалистично до ужаса, так, словно он торопливо записывает то, что наблюдает из окна своего кабинета, а потом сдабривает этот текст заумными комментариями, хотя, нереальности в мирах Уэльбека достаточно, — только это становится понятно по завершению чтения.

Тексты Уэльбека читаются легко, они сбалансированы, даже гармоничны, несмотря на то, что строятся эти тексты не столько на сюжете, сколько на мироощущении героев, а авторские монологи (которые он вкладывает то в уста героев, то вываливает напрямую, как анализ происходящего) напичканы философскими и научными терминами. В своих работах Уэльбека интересует не столько сам текст (форма), сколько мысль, которую он пытается втолковать читателю (содержание), в 6-ти его работах я не увидел ни одного мудреного предложения, или залихватски закрученного словесного оборота. Короче, его тексты плосковаты, хотя и попадаются интересные находки («безответная любовь — это неостанавливаемое кровотечение», например), а сам Уэльбек больше мыслитель, чем писатель. О том же самом нам говорят его герои — описаны они вдумчиво, со знанием дела, но все они — суть один и тот же человек, не индивидуальность, а представитель всего вырождающегося племени людей, тоскующих по любви и счастью, а несчастные люди, как известно, всегда безлики. Герои Ульбека не борются, они вырождаются и понимают это, как и то, что следующие поколения, взращенные на культе потребления, жаждущие удовольствия «здесь и сейчас», не могут быть «Платформой» — основой продолжения рода. Поколения, у которых подавлен инстинкт продолжения рода, не испытывают тяги к постоянству отношений и близости (речь идет не о сексуальной близости), одним словом, эти поколения не способны к любви, а потому не могут продлить человеческий род.
Тут стоит сделать пояснение. В «Частицах» Уэльбек делает акцент на философском аспекте достижения счастья (гармонии, умиротворения etc), а именно: любое горе проистекает из желания, и чтобы решить эту проблему, человечество испокон веков идет двумя противоположными путями.
Первый: незамедлительное удовлетворение желания. Очевидно, что этот путь не из лучших, потому что немедленное исполнение желаний может быть ограничено материальными и моральными рамками. К тому же желания имеют тенденцию множиться и культ потребления этому сильно способствует. Естественно, что самыми мощными мотивациями будут те, которые стоят на физиологических потребностях человека, и в первую очередь — секс. В тенденции немедленного удовлетворения потребности, не удивительно столь бурное развитие сексуальной свободы в последние 40-50 лет, а следом за этой свободой, — нарастающая волна беспричинной жестокости и насилия, — страшная, но логичная расплата цивилизации, свернувшей на путь абсолютного, а потому недостижимого, гедонизма. И в этом — 100% истины.
Второй путь: полный отказ от желаний, — дорога, которой идут мудрецы и монахи. Путь непростой и далеко не всем по плечу. К тому же, и сам Уэльбек не уверен, что этот путь верен. Если в «Частицах» он только обозначил нового человека (неочеловека), так сказать, намекнул на его отличия и преимущества, которые в первую очередь заключаются в первоприродном родстве всех индивидов нового общества (вся неоцивилизация связана между собой, как связаны братья-близнецы), то в «Возможностях острова», он доводит идею отказа от желаний до абсурда — новый человек не испытывает потребности ни в чем, включая пищу, или физический контакт с себе подобным, и в конечном итоге существует самодостаточным, но бесполезным наблюдателем, хотя даже для наблюдения требуется некий импульс желания. То есть, Уэльбек заключает, что полный отказ от желаний, так же ведет к вырождению. И это логично, ведь если у нас нет никаких желаний, то откуда бы взяться желанию жить?
Тупик, приплыли… Короче, Уэльбек уверен (и я с ним согласен), — все настолько плохо, что выход нужно искать в кардинальных мерах, и наука — последний бастион. Когда я, читая «Элементарные частицы», понял эту его идею, меня буквально затрясло от интереса, — что же такое он собрался нам предложить? Оказалось — евгенику, то есть опять ничего кардинально нового. Он все поставил на науку, вернее, на генетику, поэтому в обоих фундаментальных трудах Уэльбека «Элементарные частицы» и «Возможности острова» одни из главных героев — ученые, коим суждено сделать революционные открытия. Человечество докатилось до необходимости улучшить себя своими же руками, — полагает Уэльбек, — то есть на основе человека вывести более совершенную породу. Изменения биологии человека повлекут изменения психики и духа, так он считает. Честно говоря, я не уверен, потому что неизвестно, что первично: психика (дух) ли определяет тело, или наоборот… ну да неважно.
Именно в этом проявляется сюрреалистичность творчества Уэльбека — в его крайностях, по той же причине я не склонен его выводам доверять. Мишель бессовестно гипертрофирует социальные проблемы, прекрасно зная, что это благотворно скажется на продажах его книг. В общем, если он делает это сознательно — что ж, в нашем сволочном мире респект ему и уважение, но если это — его убеждения!.. Тогда мне его жаль.

От философии спустимся к сексуальности, которая в работах Уэльбека занимает такое же место, как и социология. Наверное, третья (ну по крайней мере четвертая) часть его текстов отдана сценам сексуальных отношений. О, это его конек! Чего там только нету, от грустной мастурбации до оргий и садо-мазо. Правда, в отличие от дешевого порно, автор препарирует сексуальность, выдвигая тезис, что сексуальная энергия — онтологична во взаимодействии социума. Я с ним не спорю, вполне здравая мысль. Но вот на что бы хотелось обратить внимание. На базе вышеизложенного тезиса о сексуальной энергии, как основополагающей, Уэльбек возвращается к теме «отцы и дети», только берет шире. В данном случае «отцы» — это старшее поколение, 40-50 летние люди, сексуальность которых еще не утихла, но вот с реализацией проблемы, поскольку направлена эта сексуальность на молодых, которых, понятное дело, от перспективы трахаться со стариками воротит. «Дети» же — это поколение молодежи, 18-25 лет, свободные, сильные, красивые. Короче, проблема эдакого межвосрастного инцеста.
Помнится в «Красоте по-американски» эта тема поднималась (когда герой Кевина Спейси влюбился в подругу своей дочери), но поднималась она тактично, я бы даже сказал мягко. Уэльбек же сдирает с этой темы кожу, доказывая, что именно отсюда проистекает страх перед старостью, который и становится причиной самоубийств, потому что по своей силе затмевает страх смерти. К сожалению, эта проблема не разрешима, вернее, очевидно именно из-за нее люди придумали когда-то такое понятие, как семья. Все таки в старости близость с дряблым супругом — лучше, чем вообще ничего, — полагали они. И, скорее всего, были правы.

В заключении, хочу добавить, что творчество Уэльбека вряд ли будет интересно 20-ти летним. Сам я буквально его проглотил. Правда больше читать мне его не хочется, я сомневаюсь, что Уэльбек сможет чего-то добавить нового к своим же словам, или продвинуться дальше. Потому что, идя по этой дороге, следующим логическим шагом должно стать осознанное физическое уничтожение цивилизации.

 

Комментарии

mu 05.02.2011 12:50:17

и 20 летним интересно. В первую очередь потому, что читая описания несчастной, фрустрированной старости, начниаешь осозновать неотвратимость её наступления. Причём любопытнее всего при этом -не давать себе надежд, не пытаться успокоить себя происходящим в данный момент. Лично меня чтение Уэльбека как-то отрезвляет, формулирует мысли. и пугает.

Оставить свой комментарий

 
 
 
 
Сообщение: Имя (ник):
Введите сумму: + =
 
 
 

 

 
 
     
 

Информация и тексты на сайте являются интеллектуальной собственностью автора и защищены авторским правом.
Копирование и размещение на других ресурсах сети возможно только с согласия автора.
E-mail: desert@desertart.ru

Дизайн сайта и авторский арт
Сергея Агарева